Вестник цифровой трансформации

«Лобачевский» в Нижнем Новгороде: первый год на службе
«Лобачевский» в Нижнем Новгороде: первый год на службе

Марат Фатхуллин: «Получив первые данные, мы захотели принимать решения на основе моделей и сейчас идем к тому, чтобы выстроить информационную модель города на основе данных из профильных информационных систем»


10:03 04.02.2022  |  Ирина Шеян | 1527 просмотров



Номинант на премию Data Award 2022 Марат Фатхуллин, директор департамента цифровой трансформации администрации Нижнего Новгорода, — о том, как запуск интеграционной платформы не только помог сделать работу эффективнее, но и стал стимулом поставить новую амбициозную цель — создать информационную модель города.

Год назад в Нижнем Новгороде запустили платформу «Лобачевский», которая дает возможность принимать решения на основе интегрированных данных.

Как рассказал номинант на премию Data Award 2022 Марат Фатхуллин, директор департамента цифровой трансформации администрации Нижнего Новгорода, это не только помогло повысить эффективность работы городского руководства, но и стало стимулом для команды проекта поставить перед собой новую амбициозную цель — создать полноценную информационную модель города.

- Как вы стали директором по цифровой трансформации?

По образованию я программист, окончил Нижегородский государственный технический университет им. Р. Е. Алексеева (Учебно-научный институт радиоэлектроники и информационных технологий). Некоторое время работал программистом, затем был ИТ-консультантом крупного регионального медиахолдинга, главным редактором, создавал интернет-телевидение. Когда в 2018 году был объявлен конкурс на должность заместителя главы администрации по ИТ, принял в нем участие и вошел в число финалистов. Хотя победителем я не стал, мне предложили возглавить управление развития ИТ. Позже в результате структурных преобразований был создан департамент цифровой трансформации, и я стал его руководителем.

- Чем занимается ваш департамент?

Задача департамента — выстроить логику взаимодействия между информационными системами (как внутренними, так и внешними) в периметре администрации и понять, какие данные можно получить из них не механическим, а именно киберфизическим путем и как лучше их представить, чтобы было удобно анализировать. Например, департаменту, который занимается коммунальной техникой, необходимо видеть количество коммунальной техники по дням. Для этого он использует свою систему мониторинга. Подрядчики для таких целей применяют свои решения. Мы объединяем данные всех систем, включая системы подрядчиков и субподрядчиков. Выбираем из всех GPS-точек информацию по выходу, пробегу, скорости и визуализируем ее на дашбордах, глядя на которые можно оценить ситуацию по городу в целом.

- Как родилась идея платформы «Лобачевский»?

Если 2000 год можно обозначить как начало компьютеризации администрации Нижнего Новгорода, то 2018-й — как начало цифровизации. Тогда же стартовал проект «Умный город», а в структуре администрации появилась позиция заместителя главы города по ИТ. В 2018–2019 годах было создано несколько информационных систем для департаментов, которые ранее работали только «на бумаге».

В 2020-м, с приходом команды мэра Юрия Шалабаева, начался новый виток развития — цифровая трансформация. Использование систем города перешло от анализа процессов к анализу имеющихся в них данных. Мы поставили перед собой цель — обеспечить принятие решений на основе данных.

Получив первые данные, мы захотели принимать решения на основе моделей и сейчас идем к тому, чтобы выстроить информационную модель города на основе данных из профильных информационных систем.

Идеология, которую мы закладываем в будущую модель, — экосистема «Лобачевский». В центре экосистемы — интеграционная шина, а любая новая информационная система в периметре города является дополнением единой картины данных.

- Что представляет собой платформа?

«Лобачевский» — это целый стек технологий для визуализации, хранения и аналитики данных. Основная составляющая платформы — построенная на технологии Apache NiFi интеграционная шина, которая осуществляет обмен данными между системами без участия человека. Это инструмент подключения к другим системам, который позволяет и загружать файлы Excel, и делать различные запросы REST API, и выстраивать очереди запросов.

В системах города находятся сотни терабайт данных, поэтому всю эту информацию в платформу мы не «тянем». Производим калькуляцию в тех профильных системах, где работают сотрудники, а собираем и складируем на платформе статистические исторические срезы, чтобы выстраивать ретроспективу в дашбордах. Таким образом формируется витрина данных. У нас есть OLAP-кубы в системе Saiku, также используем Keycloack, который позволяет, единожды авторизовавшись, получить доступ ко всем информационным системам. Вместе с компанией «Горький AI» мы построили нейросеть, которая помогает обрабатывать поступающие по всем каналам обращения граждан, подсказывая модераторам, куда их следует направить. В числе интегрированных каналов — сервис «Вам решать», платформа обратной связи «Госуслуги. Решаем вместе», «Инцидент-менеджмент», а также Instagram губернатора и горячая линия главы города.

- Планируете ли в будущем отказаться от модераторов?

Сначала необходимо довести точность нейросети до 98–99%, тогда останется один модератор, чтобы обрабатывать оставшийся 1% ошибок. Пока мы подняли точность с 80% на старте до 86%.

- Такие экосистемы, как у «Яндекса» или «Сбера», образуют среду, которая буквально окружает пользователя. А что такое экосистема в вашем понимании?

В нашем понимании платформа «Лобачевский» является именно такой экосистемой. Витрина данных всех информационных систем (парковки, обращения, ордера и т. п.) создает связанную модель процессов, происходящих в городском управлении. Здесь все собрано в одном месте, чтобы управлять городом и принимать решения, получая объективную информацию и обратную связь. Глава города имеет доступ ко всем системам — так же, как мы работаем в системах условного «Яндекса» (от «умного дома» до «Яндекс.Музыки»), имея в руках только смартфон как средство доступа.

- Данные каких систем уже интегрирует «Лобачевский»?

К шине уже подключены системы, имеющие внешние интерфейсы: система обратной связи, парки, централизованная бухгалтерия, управление муниципальным реестром, единое парковочное пространство, система контроля дорожной техники, система согласования разрешительной документации, система автоматизации контрольно-надзорной деятельности, система контроля и управления доступом и система оплаты питания в образовательных учреждениях. Кадровую систему, написанную еще на Perl, переведем на «1С» в этом году и тоже подключим.

Обращения граждан, а точнее большое количество источников этих обращений, — проблема для любого органа исполнительной власти. «Лобачевский», объединив множество источников обращений в едином окне, позволил ее решить. Сообщения приходят из множества источников, обрабатываются в едином интерфейсе, а ответ направляется автоматически в ту систему, откуда поступило обращение.

Интеграция систем обратной связи стала первой быстрой победой, показав эффективность выбранного подхода. Все системы обратной связи интегрированы каждая по своему интерфейсу. В региональной платформе «Вам решать» нет своего API, поэтому применили RPA: раз в сутки робот выгружает поступившие обращения в Excel, переносит на файловый сервер и дальше распознает, что внутри. А «Инцидент-менеджмент», ГИС ЖКХ и платформа обратной связи работают c «Лобачевским» через API.

Исполнители в районах и департаментах получают назначенные им заявки через веб-интерфейс, а мы через выстроенную систему контроля видим, с какой скоростью накапливаются и отрабатываются обращения.

- Какие решения помогает принимать «Лобачевский»?

Например, на основании данных СКУД о проходе детей через школьный турникет и об их питании можно сделать вывод о начинающейся эпидемии. По данным централизованной бухгалтерии можно увидеть пики «текучки» и выявить наметившиеся проблемы в работе с кадрами в конкретных учреждениях.

В двух городских парках видеокамеры считают входящих и выходящих посетителей. Нейросеть, работающая на данных системы видеонаблюдения, присваивает каждому входящему свой «вес» и по этому параметру отслеживает его на выходе. Платформа дает возможность наложить эти данные на информацию о мероприятиях, чтобы проанализировать их посещаемость с учетом погодных условий и сделать вывод об эффективности и нужности мероприятий, выяснить, дает ли проведение мероприятия прирост посещаемости парка в конкретный день.

Четверть всех остановок в городе сделали «умными»: на каждой из них установлены четыре камеры видеонаблюдения, Wi-Fi, табло, кнопка SOS, функционал вызова такси. По данным с камер система мониторинга обнаруживает переполненные урны, забытые вещи, граффити, снежные накаты. Пока это пилотный проект, но совместно с правоохранительными органами мы уже так находили оставленный пассажирами рюкзак.

- Опирались ли вы на чей-то опыт при создании платформы?

Первую версию системы, обрабатывающей обращения граждан, мы делали сами. И как только получили первые результаты, стало ясно, что все получится. Мы побывали в Москве в павильоне «Умный город» на ВВЦ, были в Казани, но подобного интегрированного решения для руководства города нигде не увидели.

- Как изменилась жизнь городской администрации с появлением платформы «Лобачевский»? Какие результаты получены за первый год ее работы?

Существенно изменилась. Тематические совещания теперь проходят не на основе докладов ответственных департаментов, а на базе реальных цифр. Поэтому обсуждение проблем идет предметное, и в этом случае проще принимать решения и управленческие, и порой даже кадровые.

Переданные «Лобачевскому» данные мы структурируем так, чтобы по ним можно было принимать решения. Например, этой зимой были сильные снегопады, поэтому очень важен контроль работы подрядчиков и субподрядчиков, обеспечивающих выход снегоуборочной техники. Соответственно, регулярно проводятся совещания с дорожниками по вопросам уборки снега с использованием конкретных данных. Раньше, для того чтобы глава района на совещании озвучил какую-то цифру, минимум два сотрудника должны были потратить время на сбор и распечатку этих данных. Диспетчер должен был записать, сколько техники вышло в первую смену и сколько — во вторую, собрать тахометром примерный пробег или выписать такие данные из разных систем, скалькулировать и сделать отчет. Теперь все это не требуется.

Все машины с GPS передают данные — контроль стал простым. Одно дело, когда руководителю приносят бумажную выписку о том, что на улицы вышло 30 машин, и совсем другое — когда он в системе видит фактическое число 25. Раньше проблему формулировали так: почему плохо убирается район? А сейчас — по-другому: почему выходит только 30 из 50 машин? Проблема становится осязаемой, и мы разбираемся уже с причинами ее возникновения.

На примере обращений граждан результат виден лучше всего: сейчас стандартное время закрытия заявки — два дня, в то время как раньше это могло занять и 15, и 30 дней. До недавнего времени обработка происходила следующим образом: обращение поступало на почту, потом отправлялось в районную администрацию, оттуда писали: «Это не к нам, это в департамент транспорта», пересылали в департамент, а там — когда увидят, тогда и ответят. Сегодня, если обращение где-то зависло, разрешить ситуацию — задача модератора. Говоря языком бизнеса, происходит сокращение транзакционных издержек процесса. И оценка работы с обращениями теперь не сводится к умозрительному заключению: «Район не дорабатывает по обратной связи с жителями». Есть конкретное число поступивших и отработанных сообщений.

- Каким вы видите дальнейшее развитие проекта?

Цель — построение информационной модели города. Как будет выглядеть решение, пока не знаю. Нам хочется создать модель, которая покажет, к примеру, насколько с ростом количества обращений увеличится среднее время ответа, насколько упадет доход муниципального учреждения, поставляющего питание в школы, c уменьшением количества детей, посещающих школу, и т. д. Принятие решений на основе модели должно привести к тому, что мы не будем смотреть даже в дашборды — модель сама проанализирует прогнозируемый уровень осадков, предскажет увеличение числа заявок от жителей города, а уведомление департаменту транспорта о необходимости увеличить количество техники отправится автоматически. Мы хотим перейти от ручного управления к автоматизации.

Но чтобы этот план осуществить, нужно как минимум подключить больше систем. Тут сложностей немало. С системой «Безопасный город» мы уже выстроили интеграцию, осталось подтвердить на уровне постановлений, что мы используем эту информацию. В данный момент интегрируем огромную бухгалтерскую программу, но, поскольку она находится в защищенном секторе, забрать все данные во внешнюю систему мы пока не можем. В системе управления городским имуществом есть персональные данные, что делает процесс сложнее, однако интеграция с ней необходима, так как это источник доходов городского бюджета. И будет очень полезно протестировать на модели различные управленческие гипотезы и сравнить, к примеру, финансовый эффект от аренды и продажи имущества в разные периоды времени.

Кроме того, предстоит более тесная интеграция с федеральными системами, в связи с этим Нижний Новгород недавно вошел в рабочие группы по «Умному городу».

Один из открытых вопросов — получение данных из федеральных информационных систем: налоговой службы, ГИБДД, МВД, ЗАГС. Муниципалитеты не могут получать оттуда информацию, так как для региональных и федеральных органов власти они являются третьей стороной при передаче персональных данных. А информация из этих систем является существенным дополнением для экосистемы контура городского управления. Например, для получения льготной парковки человек присылает сканы документов, и для их проверки мы отправляем запрос в ГИБДД России, однако вынуждены ждать ответа до месяца. Мы работаем над решением этой проблемы, но без изменения нормативной базы «цифрового чуда» не произойдет.

- Можно ли назвать вашу целевую модель цифровым двойником?

Думаю, можно. Или же она очень близка к тому, что мы понимаем под термином «цифровой двойник». Многие регионы заявляют, что у них есть цифровой двойник, но данные с ГИС-подложкой — это еще не цифровой двойник. Двойник — это когда все или большая часть городских процессов представлены в виде модели. Когда видимыми становятся показатели состояния городского хозяйства в оцифрованном виде.

- Дашборды платформы предназначены только для управленцев или для жителей города тоже?

Если цифровая модель города — наша стратегическая цель, то прикладная задача — создание дашборда для жителя города. Уже есть внешние ресурсы, с которыми жители взаимодействуют: например, транспортная карта, баланс которой пополняется через мобильное приложение. Но существуют и другие запросы. Скажем, родителям школьников было бы удобно видеть в городском приложении, что их ребенок пришел в школу в такое-то время и получил такие-то оценки. Наша задача — выдать жителю информацию о нем в экосистеме городских информационных систем. Сейчас мы готовимся реализовать функционал, позволяющий жителю увидеть в дашборде все его обращения, отправленные по любым каналам взаимодействия, и стадии рассмотрения, на которых они находятся.

Пока предназначенный для жителей функционал «Лобачевского» в публичной части портала тривиален: обращения, голосования, афиша, инициативы. Но мы идем к «единому окну» для получения информации и услуг от города и в первую очередь будем разрабатывать мобильные приложения.

 

Теги: Цифровая трансформация data-driven Data Award


На ту же тему: